Camel

Только фактические данные: сколько за один час?

ЧАСОВАЯ ХОДЬБА (прогулочным шагом) = 5,2 км (1 июля 2020 г.).
ЧАСОВАЯ СПОРТИВНАЯ ХОДЬБА = 7,77 км (8 августа 2020 г.). Скорее всего, не совсем спортивная ходьба (технически), а что-то на неё похожее, что я всё-таки называю этим термином.
ЧАСОВОЙ БЕГ = 8 км. Тоже не совсем бег по скорости, скорее, верхняя граница бега трусцой (джоггинг). (2 августа 2020 г.).
ЧАСОВОЙ БЕГ – роликовые коньки = 13,3 км. (27 мая 2020 г.). Это были дорожки бывшего ЦПКиО, мощёные плиткой.
ЧАСОВОЙ БЕГ – роликовые коньки = 15 км. (31 мая 2020 г.). Это – по асфальту более-менее приличному с редкими (3) включениями плитки разного качества на круге в 5,5 км.
* * *
Физико-технические данные «модели» на момент замеров: полных лет 66, мужчина, рост 176 см, вес 73 кг.
Camel

Статистика: первое предупреждение…

«И восстал сатана на Израиля, и возбудил Давида сделать счисление Израильтян.
2 И сказал Давид Иоаву и начальствующим в народе: пойдите, исчислите Израильтян, от Вирсавии до Дана, и представьте мне, чтоб я знал число их.
3 И сказал Иоав: да умножит Господь народ Свой во сто раз против того, сколько есть его. Не все ли они, господин мой царь, рабы господина моего? Для чего же требует сего господин мой? Чтобы вменилось это в вину Израилю?

7 И неугодно было в очах Божиих дело сие, и Он поразил Израиля». (1-я Паралипоменон, гл. 21).
И предложил Господь Давиду за «опыт статистики над богоизбранным народом» на выбор три наказания: голод на три года, или три месяца преследования неприятелем, или «три дня – меч Господень и язва на земле»… и послал Господь язву на Израиля; и умерло Израильтян семьдесят тысяч человек.
Далее вопрос риторический: не с тех ли пор обтачивалось выражение, которое Марк Твен приписал Дизраэли: «Существует три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика».
Camel

Как вода, вылитая на землю…

Задача – прочитать Библию. Не изучить, просто прочитать от корки до корки. Захотелось.
Смысл? Ну, если её называют «книгой книг», то почему нет?
Сижу в Ветхом Завете второй год. Местами делаю для себя «открытия», как-то: Давид и Голиаф – библейские герои. До сего времени были просто Давид и Голиаф – персонажи художников и скульпторов. Читаю по одной (редко – по две) главе в день, чтобы не перегрузиться информацией. Временами отмечаю для себя выражения совершенно замечательные.
Например: «Мы умрем, и будем как вода, вылитая на землю, которую нельзя собрать; но Бог не желает губить душу, и помышляет, как бы не отвергнуть от Себя и отверженного» (Вторая книга царств, гл. 14, 14).
Или в той же главе, но ниже: «…теперь знает раб твой, что обрел благоволение пред очами твоими.., так как царь сделал по слову раба своего» (Вторая книга царств, гл. 14, 22).
Camel

Что останется после?

Мыл посуду. Разбирал мамины бумаги и книги (скоро уже четыре года её нет). Ходил.
Не скажу, чтобы думал о чём-то особом.
Но вот такая мысль пришла: «После нас останутся ложки и вилки. Да, столовые приборы… И, возможно, тарелки. Посуда: чашка, блюдце, любимая кастрюля… Одежду раздадут или выбросят. Обувь тоже.
А записки, неоконченные дела, недописанные заметки – кому они нужны? Их даже мои дети вряд ли будут читать. А внуки?
На что я надеюсь?
Camel

В чём я с Мураками не согласен

Великолепная книга Харуки Мураками «О чем я говорю, когда говорю о беге» была прочитана давненько уже. Несколько лет назад она мне очень помогла при подготовке к марафону, много подсказала – и не только о беге.
Но в одном случае оставила недоумение. Когда автор сказал, что не понимает тех, кто бегает на роликовых коньках – сам он в этом катании особого толку не видит.
Я сейчас не смог найти ту цитату… Жаль. Но не согласен я с Мураками в этом вопросе. Даже со стороны тренировочного процесса. При беге на роликах нагружаются другие группы мышц, чем при простом беге. И баланс отрабатывается. Так что плюсы, на мой взгляд, есть.


Зато нашел свою запись восьмилетней давности (2012):
«...кроме бега есть в жизни и другие вещи (что, если вдуматься, само собой разумеется).
...Так заново переосмысливают отношения, когда отпустит первый лихорадочный жар влюбленности.
...Единственное, что я могу сказать: такова жизнь. И может быть, у нас нет иного выбора, кроме как принять эту жизнь такой, какая она есть, не понимая толком, что же происходит.
...Я играю свою роль, а время играет свою. И оно делает это точнее и аккуратнее, чем когда-либо делал я. С тех самых пор, как в мире появилось время (интересно, когда это было?), оно движется все вперед и вперед, не останавливаясь ни на мгновение. Те, кто не умер молодым, обладают бесспорной привилегией, благословенным правом стареть. Им уготовано физическое угасание, что есть великая честь, – и к этому нужно привыкнуть.
Соревноваться со временем ли, на время ли – это все неважно. Гораздо важнее, получу ли я (хоть какое-то) удовольствие, почувствую ли удовлетворение...».
с.137 – 140; Харуки Мураками («О чем я говорю, когда говорю о беге» ).
Collapse )